It’s bloody.

It’s Bettman.

It’s the CBA.